?

Log in

No account? Create an account

December 15th, 2014

Чужие задачи.

Вести задушевные беседы и споры с людьми на эзотерическую тематику я считаю бессмысленным занятием, потому что они будут проходить на разных языках и, соответственно, то, что скажет маг, оппонентом будет воспринято иначе, а именно – по-человечьи. Долбить стену непонимания мне лень, я не дятел. Хочется отметить: в погоне за тем, что вам не принадлежит в этой жизни (я имею в виду чужие задачи), вы можете потерять самое главное – себя.

Паровозик.

Если вы задерживаете задания по Таро, не стоит передо мной извиняться. Это полностью ваше дело. Вы выбираете, что вам важнее на данный момент. Я тоже могу задержать с ответом, и такое бывает. И это мой выбор. Но хочу сказать вам и себе. Иногда наш паровозик сходит с рельс или отбывает на запасной путь. И вернуться в прежнее положение бывает ой как тяжело. Я желаю и вам, и себе Доброго Пути без задержек.

Вчера я прочла этот рассказ Нила Геймана и он меня впечатлил, заставил задуматься. Я решила выложить его сюда, чтобы и вы прочли его. Какие чувства у вас вызвало это произведение?

"...Несколько лет тому назад все животные ушли. Однажды утром мы проснулись, а их уже не было. Они даже не подали знака. Не попрощались. Мы так никогда и не поняли, куда они ушли. Мы потеряли их. Некоторые из нас подумали, что миру теперь придет конец, но этого не произошло. Просто совсем не стало животных. Не стало кошек и кроликов, не стало собак и китов, не стало рыбы в морях и птиц в небе. Мы были одни. Мы не знали, что нам делать. Некоторое время мы были словно потеряны, а затем кто-то обратил внимание, что отсутствие животных еще не повод менять нашу жизнь. Не повод менять наши диеты или прекратить тестирование препаратов, способных навредить нам.
Не смотря ни на что, у нас ведь еще оставались младенцы. Младенцы не говорят. С трудом двигаются. Младенцы — неразумные существа. Мы делали младенцев. И мы использовали их.
Некоторых мы ели. Их мясо мягкое и сочное. Мы снимали с них кожу и изготовляли из нее одежду. Вещи из детской кожи легкие и удобные. На некоторых из них мы ставили опыты. Мы приклеивали их веки, чтобы глаза оставались открытыми. И капали моющие средства и шампуни по капле. Мы наносили раны им и ожоги. Мы сжигали их. Мы сжимали их и вживляли электроды в мозг, мы пересаживали им ткани, замораживали и облучали их. Младенцы дышали нашим дымом, по их венам текли наши лекарства и наркотики, пока их кровь не останавливалась. Конечно же, это было трудно, но необходимо. Никто не мог бы этого отрицать. Что нам оставалось, если животные ушли?
Кто-то, конечно, был этим не доволен, но ведь такие всегда найдутся. И всё возвращалось на круги своя.
Только вот…
Вчера все младенцы ушли. Мы не знаем, куда. Мы даже не видели, как они уходили. Мы не знаем, что нам теперь делать без них. Но мы что-нибудь придумаем. Люди сообразительные. Именно в этом и состоит наше превосходство над животными и младенцами. Мы найдем какой-нибудь выход..."